Открытие Географического центра (центра территории) СССР. 9 - 12 июня 1974 года.

(Тарасов Н.М., Бакут П.А, Матвеев И.Н., Дудолин И.Н.)


Первооткрыватели Географического центра (центра территории) СССР

Фрагменты книги "Золотые километры" (том 1) -
Летописи путешествий начальника НСЭ им. И.Д.Папанина
Николая ТАРАСОВА

Ты - моя надежда, ты - моя опора

Координаты центра сухопутной поверхности Российской империи определил великий Менделеев. Вместе с сыном Иваном, студентом математического факультета Петербургского университета, он вывел необходимые формулы и сделал расчет. Б 1906 году, за год до смерти, ученый выправил гранки второго издания своего труда "К познанию России", где указал: "Центр поверхности всей России лежит... немного южнее города Туруханска... Эти места пустынные". Менделеев вел свои расчеты от Пулковского меридиана, имея в виду существующие тогда государственные границы империи вместе с Финляндией и Польшей.

Значение работы, выполнявшейся вручную в течение многих лет, было оценено еще при жизни подвижника, книга неоднократно переиздавалась. Особый интерес вызывали комментарии к расчетам. Менделеев считал, что экономическое развитие страны определяется движением и взаимным влиянием трех центров – промышленности, населенности и территории. На рубеже веков первый из них находился между Петербургом и Москвой, второй - под Тамбовом, третий – в Туруханском крае. Последний вызывал у ученого особенно много размышлении: «Да, сейчас эти места не населены, мы почти ничего о них не знаем». Между тем, вслед за Ломоносовым, он полагал, что именно Сибирь станет той точкой, опершись на которую Россия перевернет мир.

Через семьдесят без малого лет, пользуясь идеей Менделеева, центр сухопутной территории СССР, а затем России в границах 1991 года рассчитал доктор технических наук, ныне академик Петр Бакут. С двумя большими интервалами - в 1974, 1983 и 1992 годах - все три расчетные точки были перенесены с карты на местность. У этих открытий есть свои герои, но имена первопроходцев известны лишь посвященным. Инициатор и руководитель этих экспедиций Николай Тарасов опоэтизировал данный факт: «Никто не осудил ни разу, но и Колумбом не назвал».

Редкая птица долетит до Западно - Сибирской равнины

Летом 1974 года в Тюменскую область, к центру СССР, отправилась первая группа энтузиастов-исследователей. Конечной точкой их маршрута была река Таз у ее истоков, место с координатами 82 градуса 30 минут восточной долготы и 62 градуса 30 минут северной широты. Идею экспедиции «породил» профессиональный журналист, заместитель главного редактора журнала ВЦСПС "Турист", бывший фронтовик и честолюбивый путешественник Николай Тарасов. Профессор Бакут был (и остается) его другом, и вместе им предстояло дать делу законный вид и толк.

Момент подобрался удачный - двумя годами раньше прошли, но не успели забыться юбилейные торжества государственного масштаба - 50-летие СССР. Выглядело уместным посвятить географическое открытие братству народов. Это был верный шаг. Его подкрепил второй, тоже

безошибочный, удалось заручиться поддержкой знаменитого полярного исследователя Ивана Папанина, в то время председателя Московского филиала Географического общества Академии наук СССР. Впоследствии экспедиция была поименована в его честь и носит это имя до сих пор.

Свое выступление на пресс-конференции перед многочисленной аудиторией легендарный полярник, дважды Герой Советского Союза заключил так: «Экспедиция... послужит пропаганде нашего славного туристского движения и укреплению дружбы народов нашей многонациональной Родины». Первое сообщение о готовящейся экспедиции прошло в «Известиях», расширенная корреспонденция появилась в «Правде», выступил ТАСС - резонанс был оглушительный. Народ жаждал чудес и своего в них участия. Редакцию «Туриста» завалили письма, девочки и мальчики рвались в бой, водители-чехи на своих «Татрах» тоже пытались прорваться к Тазу, выискалась армия советчиков, знающих, как лучше делать открытия. Сведущие люди передавали отзыв космонавтов о найденной точке, в экспедицию заочно включили народного поэта Расула Гамзатова. Объявили конкурс на лучшую эмблему экспедиции. Победил эскиз геолога А.Жадана. Он же написал музыку гимна экспедиции, на слова Ю.Визбора.

На оборонном заводе «Дельфин» сумели изготовить памятный знак из титана весом 700 килограммов (авторы проекта А.Жадан и А.Усачев). С одной стороны он смотрелся как крылатый парус: - символ путешествий, а с другой - как негасимое пламя - символ исканий.

Центр Советского Союза был открыт 9 июня 1974 года в междуречье Оби и Енисея, в истоках левого притока Таза реки Покольки, благодаря мужеству исследователей и героизму нижневартовских вертолетчиков, сумевших посадить два Ми-4 в трясинах Западно-Сибирской равнины. В течение трех дней «белое пятно» посетили руководители области, партийные и советские работники, избранные представители общественности и сотрудник КГБ - на всякий случай.

Поперед батьки к центру не суйся

Во время подготовки экспедиции случилось непоправимое. В расчетную группу не включили, хотя бы и задним числом, начальника Главного управления геодезии и картографии при Совете Министров СССР генерал-майора Кутузова. Пренебрежение к личной просьбе высокого чина было фактической ошибкой. Открытый центр закрыли старым казачьим способом через порку закоперщиков. Формальный повод - отсутствие предварительной заявки на расчет. Генерал Кутузов не стал пытать счастья нехоженых дорог, а действовал наверняка - через авторитетную инстанцию в центре Москвы. Секретарь ВЦСПС Землянникова, курировавшая профсоюзную прессу, спустила запрет на публикации об экспедиции. Тарасову предстояло отчитаться не перед читателями, а на партийном собрании. Из отпечатанного тиража «Туриста» изъяли репортаж об открытии, ставшем в одночасье крамольным.

Через семь лет, летом 1981 года, в том же «Туристе» район географического центра СССР образно был назван «краем селькупов», а задача первой экспедиции сформулирована как «открытие в безбрежном болотистом просторе сухого пятачка, с которого мы могли бы начать туристское освоение Покольки, Ватыльки, Большой Ширты». Это была публикация, нарушившая долгое молчание.

Титановому «парусу - неугасимому пламени» не суждено было взметнуться в зеленом море тайги. ВЦСПС по - джентльменски оплатил расходы и принял равнодушный вид. Тарасов виновато предлагал перенести лишенный атрибутики символ в профсоюзный пансионат на Клязьминском водохранилище. Но однажды уникальный, особенно в части материала, знак бесследно исчез с территории «Дельфина».

На упомянутом сухом пятачке остался эмблемой печали временный, как казалось первопроходцам, фирменный знак журнала «Турист» - перо в виде палатки на металлической трубе. Известно, что до недавнего времени он стоял в безбрежном просторе, слегка поврежденный лосиными рогами.

Но не зря прозорливый Менделеев утверждал, что каждое открытие, как зерно, таится до поры и начинает пробиваться с переменой климата.

Вертолетный десант

Летом над аэродромом Нижневартовска стоит легкая дымка от торфяной пыли. А у самой вертолетной площадки безмятежно покачиваются метелки болотных трав, от вращающихся винтов морщинится глинистая гладь многочисленных болотец - лазутчиков великого простора «мокрой» суши, неохотно уступающей городу свои сокровенные владения, раскинувшиеся от Оби в сторону неблизкого Таза и далекого Енисея.

Вдоль бетонных дорог, по бетонным кюветам, покорно течет бурая болотная жижа. На кочковатых и зыбких торфяниках прочно обосновались многоэтажные каменные дома. За городом упрямая бетонка по осокам и кустам ползет и ползет туда, где канавокопатели и трубоукладчики ведут стальную нитку газо- и нефтепроводов от Самотлора.

И хотя болота исподтишка вредят - оседают плиты на дорогах, прорывается вода, - город готов постоять за себя. Бульдозеры сгребают горы подсыхающей земли, засыпают опасные места. И красные вместительные автобусы бесперебойно доставляют на вахты нефтяников и газодобытчиков, геологов и строителей, лесных пожарных и летчиков. Город трудится и отдыхает, встречает и провожает гостей со всей страны, со всего мира.

Жарким июньским днем два МИ-4 покинули Нижневартовск и взяли курс к верховьям реки Таз. Позади осталась смоляная гладь Самотлора, окаймленная яростно чадящими факелами горящего газа. Недолго виднелись следы человека - белесые нитки дорог, ажурные буровые вышки. Неизведанные просторы междуречья Оби и Енисея раскинулись под нами. Пульсируют жутким блеском тысячи озер; они то поражают размерами и причудливыми очертаниями, то рассыпаются серебром мелких монет по бурым пузырчатым трясинам. Клочки суши с чахлым лесом кажутся, крохотными заплатами. Над ними, того и гляди, сомкнется буйный разлив.

Настороженно поглядываем в иллюминаторы, вслушиваемся в мерный гуд моторов: случись что - посадочную площадку найти не просто. Но пока для опасений нет причин: скоро Корлики, крошечный поселок на берегу ленивого Ваха. Мысленно прокладываем путь от этого последнего форпоста прямо на северо-восток, к расчетной точке десанта. Всего каких-нибудь сто десять километров. Там должны наконец-то подняться над трясинами Сибирские увалы. С них начинается таежная Поколька, у ее истоков - маленькое озерко, извилистый ручеек. Оттуда начнутся все наши последующие экспедиции по изучению верховьев таинственного Таза.

Корлики. Из специально завезенной сюда бочки с горючим вертолеты дозаправляются. Последний «военный совет». Летчики, особенно осторожный Сеньков, предупреждают: дальше трасса им неизвестна.

Снова над набухшей землей. Снова у иллюминаторов. Знакомая, тревожная картина… Впрочем, со временем характер местности начинает меняться. Плоские перемычки между озерами все чаще сменяются невысокими горбатыми гривами. Они то вытягиваются в хребты, то растворяются в ядовитой зелени болот. Проходят драгоценные минуты. Цель все ближе, но подходящего места для посадки так и не видно.

Бортмеханик неожиданно возникает сзади нас. Заглядывает в иллюминатор, сокрушенно покачивает головой. Пытается уговорить нас тотчас же свернуть на юг - там есть сухое место. Ему не понять, что это равносильно поражению альпиниста, не дошедшего нескольких метров до заветной вершины.

- Только вперед, - устало, но упрямо говорим мы ему.

- Тогда командир дает вам... десять минут. Если площадки не будет, то...

Теперь все решает время. Напряженно следим за секундной стрелкой: каждый ее пробег уменьшает наши шансы. А внизу по-прежнему редкие невысокие, заболоченные гривы. Начальник штаба экспедиции профессор Петр Бакут нервно протирает очки. У меня бешено бьется сердце, в горле пересохло. Пятая. Шестая минута. Вода. Отдельные гривы. Вода... Неужто не будет конца этому потопу? Седьмая минута... Восьмая.

Вертолет вздрогнул. Ринулся вниз. Снова набрал высоту. Авария? Или Сеньков меняет курс? Но ведь еще почти минута!

Прильнув к иллюминатору, не поверили своим глазам: навстречу наплывал раздольный лесистый увал. Сверкнула стальной змеей река в обрывистых желтых берегах. А вот и вытянутое озерко, зигзаг ручейка. Поколька? Да! Она!

Первый вертолет под командованием «приобского Чкалова» — Гузова уже сел. Из-под сверкающего диска вращающихся винтов выбегают люди и споро готовят площадку для нас...

Еще летели листья с кустов, еще гнулись тоненькие сосенки, еще крутились песчаные вихри, а мы уже выскакивали из вертолета. У люка меня встречает Алексей Львович Резников, Герой Социалистического Труда, начальник нефтегазодобывающего управления "Мегионнефть".

ПЕРВООТКРЫВАТЕЛИ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ЦЕНТРА СССР

Тарасов Н.М., Бакут П.А., Матвеев И.Н., Дудолин И.Н. - штаб экспедиции; Бешкильцев В.А. /гл. архитектор г. Тюмени/, Бакланов Б.С. /первооткрыватель г. Нижневартовск/, Молоков М.Т. /облсовет по туризму г.Тюмень/, Кайменов В.М. /г. Нижневартовск/, Замалетдинов К.С /Нижневартовский Горком КПСС/, Салихов Н.Г. /Пред. горисполкома г. Нижневартовск/, Штырлин Е.Ф. /г. Нижневартовск, КГБ/, Резников А.Л., /Герой Социалистического Труда, начальник НГДУ "Мегионнефть"/, Лысенко В.Л. /директор школы с. Корлики/, Сеньков А.И. /командир вертолета МИ-4 № 02295/, экипаж борта Ми-4 Сенькова: Розенталь А.А., Мелиоранский С.С., экипаж вертолета МИ-4 № 466861 - Гузов А.И. /командир/, Королев А.М., Муравьев Ю.Н. /все летчики из АО г. Нижневартовска/.  Николаев Ю.А., Алехов А.А. /НИИ "Дельфин", Москва/, Луговьер Д.А. /фотокорреспондент журнала "Турист"/, Сапожков И.И. /фотокорр ТАСС, г. Тюмень/,